jackie_n: (Стоматолог)
[personal profile] jackie_n

Замглавы столичного Департамента информационных технологий Владимир Макаров рассказал в интервью  о том, что за качеством виртуальных сервисов ЕМИАС следит 1000 тайных пациентов, как сдачу анализов переводят в автоматический режим и насколько защищены данные москвичей в электронной системе.





— Владимир Владимирович, расскажите, как работает ситуационный центр Департамента здравоохранения?

— Года два назад благодаря внедрению ЕМИАС у Департамента здравоохранения Москвы появилась возможность дистанционно отслеживать, что происходит в каждом конкретном медицинском учреждении: как выполняются задачи по улучшению доступности медицинской помощи, сколько приходится ждать приёма. Тогда Департамент здравоохранения нанял сотрудников, которые, по сути, круглосуточно начали вести такой мониторинг с использованием созданных нами инструментов.

Понимая всю важность этой работы, в конце 2015 года мы помогли коллегам оснастить специальное помещение для ситуационного центра техническими средствами.

— О каких специальных технических средствах идёт речь?

— Это мультимедийная комната с видеопанелями и современными компьютерами, которые позволяют управлять видеоконтентом с аналитикой из ЕМИАС. Это очень удобно, чтобы выявлять проблемы и рассматривать их с приглашёнными руководителями медицинских организаций.




Люди записываются на приём к врачу — мы имеем возможность оценить, как быстро они попали в кабинет


— А что это за контент и как он появляется в распоряжении ситуационного центра?

— ЕМИАС накапливает огромное количество информации, которую можно использовать для принятия управленческих решений. Например, люди записываются на приём к врачу — мы имеем возможность оценить, какое ближайшее доступное время им было предложено и как быстро они попали в кабинет. Мы можем погрузиться в расписание, в ресурсное обеспечение каждой поликлиники, смотреть кадровую аналитику. Как только Департамент здравоохранения видит, что ситуация с доступностью помощи ухудшается в одном из медицинских учреждений, они приглашают руководство поликлиники, открывают наш инструментарий и вместе пытаются разобраться, в чём проблема и что нужно сделать, чтобы она исчезла.




В большинстве учреждений уровень доступности первичной медико-санитарной помощи составляет порядка 98,5 процента


— Планируется ли расширять функции ситуационного центра Департамента здравоохранения?

— На первом этапе работы сотрудники ситуационного центра концентрировались на обеспечении доступности врачей первого уровня, то есть оказывающих первичную медико-санитарную помощь. Это, например, участковые терапевты, хирурги, офтальмологи, отоларингологи, урологи, гинекологи, стоматологи. С ними проблема как таковая уже разрешена. В большинстве учреждений уровень доступности первичной медико-санитарной помощи составляет порядка 98,5 процента.

Понятно, что сейчас на первый план вышли уже немножко другие проблемы — это доступность узких врачей-специалистов: неврологов, кардиологов, эндокринологов. Сейчас Департамент здравоохранения этим занимается. В холодное время года наступит период высокой заболеваемости, и встанет, скорее всего, вопрос мониторинга и контроля того, насколько эффективно работают службы дежурных врачей в медицинских учреждениях. В период высокой заболеваемости есть определённое количество людей, которые нуждаются в оперативной медицинской помощи без предварительной записи, эту помощь им оказывают дежурные врачи. И мы должны понять, насколько эти специалисты загружены, можно ли привлекать им в помощь в пиковый период посещения (с 12:00 до 14:00) терапевтов, у которых образовалось свободное время из-за не явившихся по записи пациентов.




Четверть пациентов записываются на приём к врачу, но по каким-то причинам не приходят


— А как часто пациенты не приходят на приём?

— Разница между теми, кто записался на приём к врачу, и теми, кто дошёл до кабинета, составляет где-то 24 процента. То есть четверть пациентов записываются на приём к врачу, но по каким-то причинам не приходят. Часть из них при этом приём отменяют или переносят, а часть — нет. Таким образом, у врачей высвобождается некоторое количество времени, которое в том числе можно использовать, например, для приёма в качестве дежурного врача, если у того скапливается очередь.

— Звучали предложения ввести чёрный список пациентов, которые регулярно в онлайн-режиме записываются на приём и не приходят. Появится ли в итоге список «злостных прогульщиков»?

— Я в этом никакой проблемы не вижу, чёрный список не нужен. Доля «злостных прогульщиков» ничтожно мала, не думаю, что она превышает один процент от общего числа пациентов. Большая часть пропусков или переносов приёма врача — единичные случаи. Записаться к врачу можно только на одно время, одну дату, нельзя забронировать сразу несколько вариантов визита к одному специалисту. Это не санкция, это превентивная мера ЕМИАС, которую мы называем «антиспам».

Мы всё это проходили в 2011 году. Были пациенты, которые не знали, когда они придут, поэтому действовали по принципу «запишусь-ка я на сегодня, и на завтра, и на вечер, и на утро, и на всякий случай на пятницу». Теперь система не даст этого сделать. Есть лишь одно исключение — стоматология. Так как сам процесс оказания стоматологической помощи предусматривает несколько визитов, которые планируются совместно с врачом заранее. При этом нельзя забывать о том, что по инициативе пациента нельзя сделать несколько записей на приём к врачу. А регистратура или врач могут сделать хоть сотню записей, если это необходимо для лечения.

— Вы рассказали, что сейчас ситуационный центр ЕМИАС работает над повышением доступности врачей второго уровня, узких специалистов. Значит ли это, что для пациентов откроют онлайн-запись к ним, запись через мобильное приложение?

— Вне зависимости от того, врач это первого или второго уровня, если он работает в системе, то к нему организована запись на приём в электронном виде. Другой вопрос, что сам пациент по своей собственной инициативе записаться к узким специалистам не может. Исключение составляют случаи, когда пациент находится на постоянном наблюдении у данного специалиста. В остальных случаях требуется направление терапевта. Проблема доступности узких специалистов связана с кадровым обеспечением. Техническая возможность записи предоставлена. Но, если открыть запись, врач будет перегружен и у него всё будет занято на ближайшие две недели. А система не сможет записать человека в никуда. И задача ситуационного центра ЕМИАС и Департамента здравоохранения — гармонизировать работу врачей второго уровня, найти баланс между кадровым обеспечением и тем спросом, который есть на помощь того или иного узкопрофильного специалиста.

С другой стороны, надо понимать, что Департамент здравоохранения уже достаточно длительное время внедряет такое понятие, как врачи общей практики. Для того чтобы лечить ангину, отоларинголог не нужен на самом деле, если нет осложнений. Для этого в большинстве случаев достаточно обычного терапевта.




Бабушки всех перещеголяли. Они сами кого угодно научат пользоваться электронной записью к врачу


— А появится ли запись к врачу или возможность переноса или отмены визита к нему через СМС?

— Запись на приём через СМС неудобна и не востребована. Пациенту понадобится очень правильно написать текстом, когда, куда, к кому он хочет пойти. Любая ошибка, любой лишний пробел — и система это обработать не сможет.

Для онлайн-записи есть мобильное приложение ЕМИАС, есть московский портал




госуслуг pgu.mos.ru, портал ЕМИАС (emias.mos.ru).




А для тех, кто не в состоянии пользоваться электронными сервисами (хотя я должен сказать, что их доля очень невелика), организована служба кол-центра — в поликлинике есть номера телефонов. Пациенты активно всеми этими возможностями пользуются.

Я вас уверяю, «фактор бабушек» сильно переоценён. Бабушки всех перещеголяли. Они сами кого угодно научат пользоваться электронной записью к врачу. Когда мы только начинали устанавливать инфоматы в поликлиниках, в конце 2011 — начале 2012 года, бывали разные истории. Но месяца через три-четыре завсегдатаи поликлиник всё настолько освоили, что сейчас любого новичка научат, куда надо нажимать, чтобы получить талон на приём.




Есть служба качества, которая на регулярной основе занимается разбором жалоб пациентов, анализируются отзывы о ЕМИАС в соцсетях и блогосфере. Также есть тайные пациенты


— Владимир Владимирович, а есть ли, кроме ситуационного центра, какие-то источники информации о внедрении ЕМИАС и качестве обслуживания в медучреждениях?

— Есть служба качества, которая на регулярной основе занимается разбором жалоб пациентов, анализируются отзывы в соцсетях и блогосфере. Также есть тайные пациенты, которые проверяют для нас качество работы ЕМИАС. Их порядка тысячи человек. У нас достаточное количество волонтёров, которые готовы помогать в получении ценной информации.

— Сколько пациентов с электронными картами сейчас в Москве, увеличивается ли их количество?

— Электронные медицинские карты заведены более чем у одного миллиона пациентов столичных поликлиник. Мы рассчитываем, что к концу года у двух миллионов горожан будут электронные медицинские карты. Сейчас 32 процента врачей-клиницистов, работающих в амбулаторных медицинских центрах, в поликлиниках, уже используют электронную карту в ходе приёма пациентов. Это около 3600 врачей и 760 других медицинских сотрудников. Безусловно, есть ещё пространство для усовершенствования программного обеспечения под те или иные конкретные профили медицинской помощи.




Мы планируем, что в следующем году возможность вести электронную карту будет предоставлена всем поликлиникам


В Департаменте здравоохранения с нашим участием создана рабочая группа и комиссия, которая будет заниматься доработкой структуры медицинских документов, которые используются в составе электронной карты. Мы планируем, что в следующем году возможность вести электронную карту будет предоставлена всем поликлиникам. Сейчас такая возможность есть в 150 учреждениях.

Но я хотел бы отметить, что предоставить возможность пользоваться электронной картой и ввести эту практику в медицинском учреждении — разные вещи. Понятно, что медицинский персонал, врачи — это различные возрастные группы, категории, которые по-разному осваивают те новые возможности, которые мы предоставляем. Мы уже обучили 10 тысяч медиков десятипальцевому слепому методу печати для работы с электронными картами и продолжим обучение.

Пока работа с электронными картами — это задел на будущее. То, что мы пытаемся сделать, — революционная история. Вне зависимости от того, к какой поликлинике прикреплён пациент, все медицинские записи и документы скапливаются в одном месте. Таким образом, обеспечивается преемственность оказания медицинской помощи при смене медорганизации. Чем раньше мы начнём собирать всё в электронном виде, тем быстрее записи накопятся до критической массы, когда бумажная карта как таковая перестанет быть нужной пациенту. Именно поэтому вначале мы стали внедрять электронные карты в детских поликлиниках.




Большую часть лабораторных исследований мы переведём в электронный вид до конца 2017 года. У нас уже разработан методологический справочник на 3700 видов исследований


— Информацию о лабораторных анализах тоже переводят в электронную форму?

— Мы достаточно давно и серьёзно работаем в направлении всего того, что связано с лабораторной диагностикой. Отправка результатов некоторых анализов на почту пациента не за горами. В городской поликлинике № 115 (Хорошёво-Мнёвники, СЗАО.), совместно с лабораторией, расположенной в ГКБ № 67, уже проводят анализы венозной крови с направлением в электронной форме и предоставлением результатов в электронной форме. В скором времени там переведут в электронный вид лабораторные исследования биоматериалов — как взятых самостоятельно, так и на приёме у врача.

Что такое электронные анализы? Врач делает назначение, в процедурном кабинете его видят, автоматически идёт идентификация, в какие пробирки и сколько крови нужно взять. После сдачи анализа кровь идентифицируется, маркируются пробирки. Они автоматически конфигурируются в штативы, а штативы по определённым маршрутам разъезжаются в различные лаборатории.

Большую часть лабораторных исследований мы переведём в электронный вид до конца 2017 года. У нас уже разработан методологический справочник на 3700 видов исследований.

Будет доработано программное обеспечение, и я думаю, что в начале следующего года мы начнём тестировать полную функциональную версию новых рабочих мест врача и медсестры в процедурном кабинете на базе поликлиники № 115, а параллельно с этим — оснащать другие учреждения.

В процедурном кабинете есть своя специфика. На клавиатуре сотрудникам работать неудобно, потому что это очень быстрый конвейер. Работать с чувствительными экранами эти специалисты тоже не могут, так как у них на руках перчатки.

Мы планируем, что ни врач, ни медсестра процедурного кабинета ничего не будут вносить в карты и документы, они лишь выберут пациента из списка, а дальше система всё сделает сама. В том числе автоматически распечатает наклейки для пробирок и расскажет, куда эти пробирки нужно положить. В момент, когда происходит назначение лабораторного исследования, ему уже присвоится уникальный идентификатор, который потом трансформируется в штрих-код.

Наша задача — снять с процедурного кабинета тот безумный учёт, который они ведут. Сейчас каждого пациента записывают в журнал. Это весьма трудоёмкий процесс. На новом рабочем месте ничего записывать будет не нужно. Врачи только отметят, что биоматериал забран, отсканировав штрих-код на пробирке.

— Пациенты по электронной почте будут получать результаты анализов?

— Да, если они этого захотят и подпишут соответствующие документы. Никакой автоматической рассылки не будет. Есть этические моменты, которые просто не позволяют направлять пациенту результаты цитологического анализа клеток, или онкомаркеров в крови, или гистологические анализы. Важен контакт врача и пациента в момент, когда пациента информируют, что у него найдено заболевание.

— Владимир Владимирович, не приведёт ли рост числа электронных карт, перевод анализов в электронный вид к сбоям в системе? Защищена ли информация от взлома и похищения?

— ЕМИАС рассчитана на обслуживание, хранение и пополнение данных всех 12 миллионов московских пациентов. Увеличение количества электронных карт не страшно для системы. В феврале этого года система столкнулась с проблемой: из-за подключения множества сервисов дистанционная запись через ЕМИАС для пациентов была какое-то время недоступной. Мы эту проблему решили.

Что касается защищённости информации, у нас все данные в электронной карте хранятся в обезличенной форме. Там нет фамилий. Даже если попытаться их несанкционированно украсть, связать записи с субъектом будет невозможно.

— Они за кодовыми номерами?

— Да. Чтобы понять, какой пациент стоит за кодом, нужно украсть базу данных не только у нас, но и одновременно у Московского городского фонда медицинского страхования.

Вообще, в ЕМИАС сейчас около 200 терабайт информации. Это на флешке невозможно унести. Такой флешки просто не существует. Но при этом посмотреть данные по конкретному больному возможно. Врач в поликлинике, например, может взять данные, распечатать, но программа покажет, что именно этот сотрудник просмотрел данные. Это ничем не отличается от сегодняшних рисков, ведь и сейчас врачи имеют доступ к медкартам пациентов, только бумажным. источник





From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

jackie_n: (Default)
jackie_n

December 2016

S M T W T F S
    123
456789 10
11121314151617
18192021222324
25 262728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 06:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios